9673d3cd     

Плонский Александр - Просто Женщина



Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ
ПРОСТО ЖЕНЩИНА
Фантастический рассказ
- Она может несколько дней быть ласковой, отзывчивой, мгновенно
улавливать малейшие нюансы моего настроения. Но вдруг без видимой причины
срыв. И ее не узнать. Становится недоверчивой и раздражительной. Может
наговорить колкостей, спровоцировать ссору. Потом столь же внезапный
поворот к идиллии, словно ничего не произошло. А спустя неделю снова все
идет прахом.
- Картина ясна, - кивнул квазипсихолог Смурш.
- Что же мне делать?
Смурш колебался.
- Ладно, скажу... - произнес он, решившись. - Знай, что это
непоправимо. Ваши нелады будут только усугубляться. Если бы я мог помочь
внушением или таблетками... Но, увы, здесь не тот случай. Словом, остается
одно...
- Что именно? Договаривай! - поторопил Эрл.
- Расстанься с ней, и как можно скорее!
- Но я не представляю себя без Карины...
- Можно подумать, что три года назад, когда ее не было, мир для тебя
не существовал! Брось, Эрл. Я знаю веселого, компанейского парня,
всеобщего любимца, отчаянного космолетчика. Ты его тоже знаешь, потому что
он это и есть ты.
- Эх, Смурш! После катастрофы над Зевом Льва, когда я превратился в
сгусток органики, из которого уже здесь, на Земле, буквально по молекуле
слепили мое подобие, от озорного парня, этакого вселенского каскадера,
покорявшего женщин с третьей космической скоростью, ничего не осталось. Я
лишь призрак, заключенный в материальные формы.
- Допустим. Но и это произошло не три года назад, а годом раньше, -
уточнил Смурш. - И ты продолжал жить, и, в общем, совсем не плохо.
Согласен, дорога к звездам для тебя закрыта, впрочем, как и для
подавляющего большинства людей. Ты перестал быть космолетчиком, но остался
человеком.
- Знаешь, как больно терять звезды? Я не мог смириться с тем, что
отныне Возничий, Дева, Скорпион, Змееносец - созвездия, олицетворявшие для
меня сам смысл жизни, - стали всего лишь эпитафией на моей несостоявшейся
могиле. Жить стало незачем. И тогда нахлынуло одиночество... Представляешь
ли ты, что это такое? - Эрл зябко поежился.
- Я был бы плохим квазипсихологом...
- Нет, ты все равно не можешь этого представить! - перебил Эрл. - В
автономном полете, отторгнутый от Земли кривизной пространства-времени, я
не испытывал одиночества, потому что сознавал свою нужность. Чрезвычайную,
исключительную нужность. Это был подвиг. А тот, кто совершает подвиг даже
в одиночку, не одинок. Здесь же я почувствовал, что никому не нужен.
- Не говори так! - запротестовал Смурш. - Твое имя внесено в Почетный
список, учителя рассказывают детям о твоих открытиях. Тобой гордятся. Ты
часть истории человечества.
- Вот-вот! Меня превратили в мумию. Но мумиям место в музеях, за
толстыми пыльными стеклами саркофагов. А я все-таки живой человек. Почему,
продолжая жить среди людей, я изолирован от них вакуумом почтения, с каким
относятся к древним реликвиям? Кому понадобилось оживлять погибшего
космолетчика, если мертвый он нужнее, чем живой? Зачем? Чтобы потом
мумифицировать заживо? Тогда я пришел к тебе и так же спросил: "Что
делать, Смурш?"
Голос квазипсихолога дрогнул:
- И не кто другой, как я, ввел в твою жизнь Карину. Но она оказалась
даром данайцев. Клянусь, я не предвидел последствий. Наверное, из меня так
и не вышел настоящий квазипсихолог...
Теперь запротестовал Эрл:
- Ты не виноват ни в чем. Мне было очень хорошо с ней. Она заполнила
черную дыру в моей душе, заставила забыть о звездах. Я сказал себе: вот
твоя вселенная, мир



Назад