9673d3cd     

Плонский Александр - Святой



Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ
СВЯТОЙ
Фантастический рассказ
- Нет, вы не гомо сапиенс, Луи! Совсем наоборот...
- Хотите меня оскорбить, Милютин? - осведомился Леверрье ледяным
тоном.
- Отнюдь! То же самое могу сказать о себе и о любом из нас.
- Значит, с человеком разумным покончено. Тогда кто же я, черт
возьми?
- Гомо инкогнитас.
- Человек неизвестный?
- Точнее, непознанный. Мы постигли глубины Вселенной, но так ли уж
много знаем о себе? Мозг гения и мозг кретина - даже под электронным
микроскопом не обнаружишь разницы. А сколько таинственных явлений,
связанных с нашей жизнедеятельностью, истолковано до смешного
поверхностно!
- Вы всегда были чуточку мистиком, - сказал Леверрье назидательно.
- При чем здесь мистика?
- Писал же профессор Феллоу...
- Ох уж эти профессора, - перебил Милютин. - Все-то им ясно! Впрочем,
я не прав. И среди профессоров встречаются думающие люди. Но прошу вас,
Луи, не произносите при мне имени Феллоу. С ним у меня связаны, мягко
говоря, не слишком приятные воспоминания.
- Вот как?
- Помните мои опыты с пересадкой памяти? Тогда Феллоу назвал меня
гробокопателем, посягающим на духовные ценности умерших!
- Согласитесь, что у него имелись для этого э-э... некоторые
основания. В затее с пересадкой памяти действительно было нечто...
нечто...
- Довольно, Луи! Бог с ней, с пересадкой. Будем считать ее моей
творческой неудачей.
- Вот видите. Но эта неудача позволила вашим противникам объявить вас
идеалистом: мол, Милютин отрывает духовное от материального, сознание от
мозга.
- Я пробовал заменить одну материальную основу другой. Впрочем, не
стану оправдываться.
- На самом деле, мы отклонились от темы разговора. Так что вы имели в
виду, упомянув о таинственных явлениях? Телепатию?
- Обычное внушение.
- То есть гипноз?
- Не только. Возьмем исторический пример. Вы слышали о Луизе Лотто?
- Нет, - признался Леверрье.
- О, в конце девятнадцатого века она стала знаменитостью. Будучи
религиозной до фанатизма, Луиза самовнушением вызывала у себя стигматы.
- Стигматы? Это еще что такое?
- Так называли кровавые пятна на руках и ногах - в местах, где,
согласно Евангелию, при распятии Христа были вбиты гвозди. Представляете,
в какой экстаз приводила Луиза верующих! Парижская Академия наук не смогла
объяснить это явление, и церковь, воспользовавшись беспомощностью ученых,
объявила его сверхъестественным. А между тем... - Милютин рассмеялся.
- Что "между тем"? - нетерпеливо переспросил Леверрье.
- Стигматы у Луизы Лотто появлялись совсем не в тех местах, куда
римляне вбивали гвозди при казни распятием, а там, где их изображали
иконописцы.
- И что с ней было потом?
- Ее причислили к лику святых. Святая Луиза... Постойте... Отчего бы
вам тоже не сделаться святым? Получилась бы чудесная пара! Святое
семейство: Луиза и Луи! Сам великий Феллоу...
Леверрье насупился.
- Вы же просили не упоминать его имени!
- Мало ли что я просил!
Милютин внезапно вскочил со скамьи, на которой они сидели, и принялся
вышагивать по аллее взад-вперед, что-то беззвучно бормоча под нос.
- А почему бы не попробовать! - задорно воскликнул он, садясь. -
Знаете что, Луи, давайте проведем любопытный эксперимент!
- Над кем?
- Над вами, разумеется. Маленький опыт внушения.
- Я не поддаюсь внушению, - оскорбленно произнес Леверрье.
- Вот и отлично, значит вам не грозит участь Гордье!
- А кто он?
- Преступник, осужденный на смертную казнь. Пообещав легкую смерть,
ему завязали глаза, слегка царапнули з



Назад