9673d3cd     

Плонский Александр - В Семье Не Без Урода



Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ
В СЕМЬЕ НЕ БЕЗ УРОДА*
Фантастический рассказ
Пятый день заседала ГЭК**. Более сорока раз сменились листы чертежей
на демонстрационных досках. Аудитория заметно поредела. Защита дипломных
проектов из акта высокоторжественного, каким она была вначале,
перерождалась в утомительно будничную процедуру.
_______________
* Переработанный вариант рассказа "Особое мнение", который был
опубликован в журнале "Знание - сила", 1963, No 5 под псевдонимом Н.
Денисов.
** Государственная экзаменационная комиссия.
Сегодня впервые забыли обновить цветы. Зорин подобрал со стола
опавший лепесток, долго растирал его между пальцев, потом, словно только
что заметил, поднес к глазам и щелчком отбросил в сторону. Его раздражала
бессвязная речь дипломника, в которой удавалось разобрать лишь обрывки
фраз, перемежавшиеся нелепой скороговоркой: "как сказать... так сказать".
- ...В системе автоматического регулирования... как сказать, так
сказать... Рассмотрим функциональную схему... как сказать, так сказать...
- Конкретней, голубчик, - добродушно пробасил председатель. Комиссию
"автоматчиков" вот уже несколько лет возглавлял Павел Михайлович
Бахметьев, крупный инженер, не признававший слова "телемеханика".
Зачитывая протокол, Бахметьев неизменно говорил: "...и присваивается
квалификация инженера-электрика по автоматике и телеомеханике". Это с
особым ударением произносимое "телео" на первых порах вызывало улыбки,
затем к нему привыкли, оно тоже стало своеобразной традицией.
Бахметьева считали "удобным" председателем: он был либерален и не
скупился на высокие оценки.
- Остается две минуты, - снова послышался председательский бас.
"Как сказать" заторопился и, скомкав конец выступления, умолк.
- Какие вопросы у членов комиссии? - Павел Михайлович привычно глянул
по сторонам.
Первым отозвался заведующий кафедрой автоматики профессор Гудков.
Задал несколько вопросов, сам же на них ответил и, вполне удовлетворенный,
вывел в ведомости каллиграфическое 4.
Шевельнулся, точно пробудившись, доцент Оболенский.
- Я хотел бы уточнить, - сказал он, щеголяя безупречной дикцией, -
каков ваш творческий вклад, пресловутое рациональное зерно, в поисках
которого...
На электромеханическом факультете Оболенский пользовался репутацией
эрудита. Запутав студента, он приходил в хорошее расположение духа, даже
добрел. Вот и сейчас, без труда расправившись с жертвой, победоносно
оглядел аудиторию, пожал плечами, словно хотел сказать: "И это будущие
инженеры!" - но, покосившись на Гудкова, тоже поставил четверку.
Потом спрашивал сам Бахметьев. Знает ли дипломник, как складываются
накладные расходы? А подсчитал ли он себестоимость своего изделия?
Подсчитал? Очень хорошо...
- Еще вопросы есть? - Бахметьев повернулся к Зорину.
- У меня нет вопросов, - ответил Зорин, а про себя устало подумал: "И
так все ясно..."
- Снимайте листы, - скомандовал председатель.
Пока с досок снимали чертежи, пока бережно прикалывали новые, Зорин
предавался невеселым размышлениям.
"Напрасно согласился... Ни к чему это. И я здесь лишний, и вопросы
мои..."
В ГЭК Зорин попал случайно. То ли некем было заполнить место, то ли
сочли, что присутствие представителя родственной специальности не
помешает. Но с первых же шагов между Зориным и другими членами комиссии
начались разногласия. В проектах господствовала радиоэлектроника. На ней
были основаны все эти автоматические регуляторы, датчики и следящие
системы. Ею широко пользовались, но не в



Назад