9673d3cd     

Погодин Радий Петрович - Боль



Радий Петрович ПОГОДИН
БОЛЬ
Повесть
I
Васька Егоров демобилизовался в декабре сорок пятого года.
Получил денежное пособие, полпуда муки и вместо сахара шесть
килограммов жевательной резинки в розовых фантиках. Муку продал в Бресте,
жевательную резинку - в Ленинграде, на Андреевском рынке. Потом продал все
материно и на то жил - раздумывал, то ли пойти учиться, то ли устроиться
на работу.
Соседка Анастасия Ивановна уговаривала:
- Иди к нам, Вася. Тебя возьмут с дорогой душой, только заикнись я,
что ты ученик Афонин. Вася, мы Эрмитаж ремонтируем - от желающих отбоя
нет. А работаем знаешь как? Слезы к горлу - как чисто и радостно.
Секретарь обкома часто к нам приезжает, Вася, и смотрит, и любуется.
Наверное, сам мастер. Знает все тонкости. У нас, Вася, все беление на
молоке, темпера на курином яйце. Специальная ферма есть для нашего дела,
там и коровушки, и курицы. И думать нечего. Давай, Вася. Считай, что сам
Афоня тебя просит.
Муж Анастасии Ивановны, отставной кочегар дальнего плавания,
маляр-живописец Афанасий Никанорович, погиб под Варшавой. Смерть его была
удостоверена похоронным свидетельством и ценной посылкой с двумя орденами
Отечественной войны, переданными по статуту семье героя.
Анастасия Ивановна гибели мужа не приняла, ордена привинтила на его
выходной костюм цвета кофе с молоком, портрет фронтовой, увеличенный,
украсила бантом из гвардейской ленты, купленной в военторге.
Подсовывая Ваське на завтрак винегрет, говорила, улыбаясь сдержанно и
затененно:
- Афоню сегодня видела. Чистый такой, светлый. Только глаза
печальные. Велел тебе кланяться.
И смотрела на Ваську каждый день с выражением выжидательным - скоро
ли он соберется работать в ее замечательной организации, ремонтирующей
Эрмитаж.
Но Васька поступил на подготовительные курсы Горного института.
И отощал бы вконец, не потребуйся ему что-то на ноги, - солдатские
ботинки, в которых он вернулся с войны, дали течь, а довоенную обувь
Анастасия Ивановна сожгла в железной печурке, спасаясь от блокадной стужи.
Васька на барахолку пошел купить американские красно-коричневые
башмаки на ранту, тоже солдатские, но хромовые, сшитые, по его понятиям,
для асфальта и лета, или английские круглоносые, тяжелые, как гантели,
зато с подошвой многослойной, непромокаемой и неизносимой.
Для покупки башмаков Васька определил продать кольцо с бирюзой,
единственное материно украшение.
Барахолка жила звучно и нагло - продавала и покупала все: от
ворованной платины до ржавых гвоздей.
Цыганки, перебивая и оттесняя друг друга, навязывались с постным
маслом в бидонах, где внизу на две трети было воды.
- Молдаванское масло! - кричали они. - Из жареных семечек. Вода?
Какая вода? Что говоришь - пробуй! - Совали в руку длинную щепочку. -
Опусти в бидон. До самого дна опускай - где вода? Вода бы замерзла, милый.
Рыночные фокусники-обиралы предлагали сыграть в веревочку и в три
листика. Время на барахолке состояло из ощущения риска и близости удачи.
Но где-то вдруг прорывались слезы. Барахолка поворачивалась навстречу
обиженному, охотно жалела его и корила за ротозейство. И затихала и
отворачивалась от вдруг разыгравшейся драки. Начинал драку обманутый
бывший солдат. Обманщиком оказывался другой бывший солдат. Драка
прекращалась, когда из толпы третий бывший солдат бил обманутого по голове
костылем или велосипедной цепью. Обманутый грозил возмездием завтрашнего
правосудия, где отводил для себя роль судьи, или кричал, вспоминая свое
оружие: "Вас бы, м



Назад