9673d3cd     

Погодин Радий Петрович - Дубравка



Радий Петрович ПОГОДИН
ДУБРАВКА
Дубравка сидела на камне, обхватив мокрые колени руками. Смотрела в
море.
Море напоминало громадную синюю чашу. Горизонт далеко-далеко; видны
самые дальние корабли. Они словно поднимаются над водой и медленно тают в
прозрачном воздухе.
А иногда море становится выпуклым, похожим на гряду чёрных холмов.
Оно закрывает половину неба. Чайки тогда вроде брызг. Чайки подлетают
к самому солнцу и пропадают, словно испаряются, коснувшись его.
Дубравка пела песню. Она пела её то во весь голос, то тихо-тихо, едва
слышно. Песня была без слов. Про птичьи следы на сыром песке, которые
смыло волной. Про букашку, что сидит в водяном пузыре, оцепенев от
ничтожного страха. О запахе, прилетаюшем с гор после дождя.
Пахнут розы. Пахнет прибой. Пахнут горы. Наверно, и небо имеет свой
запах.
Дубравка пела о море, о зелёных волнах. Они бегут одна за другой,
чтобы разбиться о камни.
Дубравка пела о людях. Люди встречаются и расходятся. К счастью,
уходят не насовсем. Хорошие люди живут в памяти, даже говорят иногда,
словно идут с тобой рядом. Об этих разговорах тоже поётся в Дубравкиной
песне. Их нельзя передать просто. Они покажутся непонятными, может быть,
даже смешными.
Дубравка пела о разбитой раковине, о странных мальчишках...
Песня её очень длинная. Может быть, не на один день. Может быть, не
на один год. Может быть, на всю жизнь.
Камень стоял в море. Он давно оторвался от берега, сжился с волнами,
с их беспокойным характером и, мокрый от брызг, сам блестел, как волна.
Дубравка приплывала сюда, взбиралась на эту одинокую скалу, когда ей
нужно было разобраться в своих тревогах, сомнениях, обидах. Камень был её
другом.
На берегу у самой воды бродили мальчишки. Они мелко шкодничали на
пляже. Зевали от жары и безделья.
- Смотрите, какое облако! Это волна хлестнула до самого неба и
оставила там свою гриву.
- Дура, - скажут они и добавят: - Поди проветрись.
Мальчишки - враги.
Ещё недавно Дубравка гоняла с мальчишками обшарпанный мячик, ходила в
горы за кизилом и дикой сливой. Лазила с ними на заборы открытых
кинотеатров, чтобы бесплатно посмотреть новый фильм. Потом ей стало
скучно.
- Вот тебе рыбий хвост, будешь русалкой, - говорили мальчишки.
- Бессовестные обормоты, - говорила Дубравка. А почему бессовестные,
и сама не могла понять.
Она смутно догадывалась, что теряет какую-то частицу самой себя.
Раньше всё было просто. Теперь простота ушла. Любопытно и чуточку страшно.
В начале лета Дубравка записалась в драматический кружок старших
школьников. Её не принимали категорически.
Староста сказал:
- Разве ты сможешь осмыслить высокую философию Гамлета? Ты ещё
недоразвитая.
Руководитель кружка, старый, седой человек с очень чистыми сухими
руками, усмехнулся.
- "Гамлета" мы ставить не будем. Его смогли одолеть только два
великих артиста: Эдмунд Кин и Павел Мочалов. Не нужно смешить людей.
Это он сказал старшим школьникам, чтобы сбить с них спесь и поставить
на место. Старшеклассникам всегда кажется, что они умнее всех. Но они
слишком обидчивы и не способны к сплочению.
Они возмущались, доказывали, что "Гамлет" для них прост, как мычание.
Перессорились между собой. И на следующий день согласились ставить
"Снежную королеву".
Роль Маленькой разбойницы досталась Дубравке.
Потом все начали влюбляться. Мальчишки писали девчонкам записки.
Девчонки смотрели друг на друга злыми глазами. Они жеманно щурились,
поводили плечами и неестественно хохотали по самому пустячному поводу.
Ма



Назад