9673d3cd     

Подольный Р - Потомки Орфея



Роман Подольный
Потомки Орфея
Никто в зале не говорил о том, что он боится. Но все знали, что боятся.
Не впервые цивилизация столкнулась в космосе с опасностью, но впервые
нельзя было хотя бы представить, в чем эта опасность заключается. Да, они
боялись. Но твердо знали, что победят и эту неведомую опасность, одолеют и
эту планету ужасов. Сомневаться в победе могли бы другие существа, не
принадлежащие к надменной породе вечных победителей. Сомневаться? Само это
слово отсутствовало в их языке, выпав из него, отмерев, сгинув за века
непоколебимого движения к власти над Вселенной, непоколебимого,
неостановимого, упорядоченного и размеренного.
Вот-вот, они были уверены, они знали - характер опасности будет
разгадан, и движение это восстановится. Они и ждали сейчас того, кто
знает, как, почему и отчего 87-я планета стала планетой ужаса.
Сначала и здесь все шло нормально, по привычному плану, отработанному
до мелочей на восьмидесяти шести ранее открытых обитаемых мирах.
Запуск автоматических зондов на околопланетную орбиту. Сбор визуальной
информации.
Установка замаскированных автоматов-разведчиков в людных местах.
Вся информация передается электронным машинам Комиссии по колонизации.
Следует подготовка словарей туземных языков; анализ социального
устройства, особенностей биологии, психологии и быта туземцев; подготовка
агента Службы обеспечения; его маскировка под аборигена и засылка на
планету.
Есть детали, подробности и даже главные черты образа жизни, которые
можно зафиксировать лишь при непосредственном, живом общении. Впрочем, так
обстоит дело в теории: до сих пор ни разу агентам не случалось
обнаруживать ничего принципиально нового по сравнению с информацией,
полученной от автоматов. Но все, что один раз сочли нужным сделать, а
потом повторили, так легко становится традицией. И, по-видимому, хорошо,
что эта традиция сохранялась.
Через год агент Службы обеспечения обычно возвращался в родной центр,
делал традиционный доклад на заседании Комиссии по колонизации (как
правило, слушать являлось процентов десять членов комиссии - ничего нового
ведь не ожидалось) - и становился руководителем очередного Отдела
освоения. На планету забрасывали несколько миллионов служащих этого
отдела, и после недолгого периода конфликтов все приходило в норму.
Аборигенам приходилось потесниться, впрочем, для них отводились достаточно
обширные резервации, иногда они охватывали до половины всей территории.
История освоения знала, правда, случай с 22-й планетой, на которой
аборигены, успевшие открыть ракетное оружие, попытались оказать
сопротивление. Но о том, что такая попытка будет предпринята, стало,
конечно, известно заранее, и ее подавили в зародыше. Правда, один из
служащих Отдела освоения был ранен. После этого понизили в ранге
начальника отдела и переизбрали председателя Комиссии по колонизации.
Вирусы на 38-й планете оказались способны к неожиданным спонтанным
мутациям, Результат: трое погибших служащих, отправленный в расцвете сил
на пенсию начальник Отдела освоения, председатель Комиссии по колонизации,
лишенный не только поста, но и всех полученных ранее наград.
На планете 76 аборигены послали против переселенцев домашних драконов.
Предвидеть боевое использование этих Мирных, хотя и бронированных существ,
было невозможно, поэтому никаких наказаний не последовало. Отдел освоения
потерял пять служащих убитыми и восемнадцать тяжело раненными. Памятники
всем восьми жертвам освоения были поставлены и в м



Назад