9673d3cd     

Покровский Владимир - Шарлатан



Владимир Покровский
Шарлатан
Собрание было подготовлено со всей тщательностью и никаких неожиданностей
не предвещало. Председатель лично переговорил с каждым членом общества, а
незаинтересованных приглашал на дом. Переговоры не велись только с Пышкиным.
Пришли все десятка два феноменов плюс восемь незаинтересованных товарищей,
скромно занявших места позади.
- Мы ему верили, - говорил председатель. - Он пришел к нам, он был ничем,
его все считали за сумасшедшего, но мы его взяли и сказали ему: "Давай,
Пышкин, совершенствуй свои способности, а мы чем можем поможем". Хотя отбор у
нас строгий, телепатов только самых сильных берем, да что телепатов,
телекинетиков и то не каждого принимаем. Я уж не говорю о ясновидцах, этих мы
проверяем по сто раз. Иначе нельзя, против нас академическая наука, им только
дай поймать нас на нечистом опыте - съедят! И тем самым отсрочат прогресс
человечества еще на сотню лет.
Председатель был не столько толстым, сколько квадратным, говорил густо и с
нажимом. Он умел возбуждать в людях некое сильное чувство, даже не поймешь,
какое именно - уважение, страх или энтузиазм. Его любили и сплетничали о нем с
симпатией. Арнольд же Пышкин, сидящий особо, сбоку от председательского стола,
был щуплый человечек с виноватым и в то же время вызывающим, даже каким-то
склочным выражением лица. Он беспокойно ерзал на стуле, оглядывался, порывался
что-то сказать, но молчал.
Председатель продолжал:
- Не успел он у нас прижиться, атмосферу прочувствовать, как начал
устраивать склоки. Я не буду говорить о помоях, которыми он всех нас, здесь
сидящих, систематически поливал. Мы ему и жулики, мы и воры, легковерных
обманываем, настоящих феноменов затираем, фокусами пробавляемся. Вот такие
слова он нам говорил. Тут возникает вопрос. А кто он, собственно. говоря,
такой, этот Пышкин? Что он, собственно говоря, умеет?
Председатель сделал эффектную паузу.
- Вот именно, что? - выкрикнул с места один из незаинтересованных,
внештатный корреспондент местной газеты.
- Он выращивает цветы.
- Цветы?
Председатель благожелательно кивнул.
- Может, он их как-нибудь по-особому выращивает, товарищи? Скажу прямо -
не знаю.
- Что-о-о?! - взвыл Пышкин. - То есть как это не знаете?
- Вот так, товарищ Пышкин. Не знаю, и все. - Председатель развел руками. -
Цветы, правда, красивые, спору нет. И пахнут, я проверял. Пышкин утверждает,
что он их пассами выращивает, за считанные секунды. Но опять-таки вопрос.
Кто-нибудь видел, как он это делает?
- Господи, да что вы, в самом деле...
- Ты про бога нам брось, Пышкин, ты лучше сам не плошай. - При этих словах
председатель не то чтобы улыбнулся, но просветлел лицом. Он любил шутку. - Ты
лучше скажи нам, кто видел.
Пышкин стремительно вскочил со стула.
- Как это кто? Многие видели. И вы тоже.
Председатель с отвращением посмотрел на Пышкина.
- Где же это я видел такое?
- Да что вы, честное слово! Помните, когда я записывался...
- Я горшок видел и в нем цветок, это правильно. Только при мне он не рос.
- Да рос же, вы забыли, наверное.
- Нет, Пышкин, нет, - сочувственно произнес председатель. - Кто-то из нас
врет, и я догадываюсь кто. И люди догадываются. И товарищи незаинтересованные
тоже догадаются, если посмотрят тебе в лицо.
Товарищи незаинтересованные без особой симпатии поглядели на Пышкина. Его
лицо не открывало ничего приятного глазу. Оно было вороватым и крайне
подозрительным.
- Может быть, еще кто-нибудь видел? - соболезнующе спросил председатель. -
Ты



Назад